Белильцев Валерий: Если уж мыслить, то нестандартно

Татьяна КОЛОМАСОВА
"Конкурент"
6-11 сентября 2005

Валерия Белильцева можно отнести к числу уважаемых бизнес-консультантов страны, со своей школой и почитателями. Но ниша г-на Белильцева уникальна. Ниша, которую он сам создал, будучи одним из 64 мировых Мастеров ТРИЗ (теории решения изобретательских задач).

"Я не знаю нерешаемых задач"

-- Валерий Константинович, вот вы -- изобретатель, для многих -- учитель. А есть задача, которую вы не можете решить?

-- Быть может, это смелый ответ, но, думаю, нет. Я не знаю нерешаемых задач. К нам столько раз обращались за советами, что многие проблемы часто решаются как бы сами собой, стоит только немного покопаться в памяти. Я не гуру -- не могу говорить, как действовать в ситуации, но могу поделиться опытом.
Вообще, человек всегда знает решение проблемы, но не всегда быстро доходит до него. Хотя если взять какие-то идеи, типа открытия параллельных миров, то этим я, пожалуй, заниматься не буду. Пока.

-- Так, значит, у вас и проблем в жизни не бывает?

-- Бывают. Нельзя же каждый день решать все бытовые проблемы на гениальном уровне. Существуют ведь и обыденные вещи.
Мне нравится фраза из православия, хотя я и самый нерелигиозный человек: бизнес увеличивает возможности, а религия снижает потребности. Проблемы берутся из потребностей, когда мы чего-то хотим, но не можем достичь. Если мы хотим, чтобы человек подчинялся, то это едва ли будет возможно, но если мы перестанем этого хотеть, то проблема будет разрешена.
Нужно не только уметь решать проблемы, но и уметь выделять, что вообще является проблемой.

-- Вы автор 14 изобретений. У вас случайно нет в ящике стола чего-нибудь эдакого, чтобы весь мир ахнул? Давайте в газете опубликуем.

-- Мы сейчас не занимаемся технической ТРИЗ. Это мощная теория, и я, как один из ее Мастеров, могу сказать, что изобрести нечто не так сложно. Смысл в том, чтобы потом извлекать из этого пользу: развивать свой продукт, продвигать его, продавать. Но у нашей команды есть новые наработки. Когда я работал с одной из фирм, мы придумали соленые сигареты к пиву, а с одним из IT-специалистов разработали систему, которая будет следующей после Интернета.
Мне интереснее побуждать людей мыслить нестандартно. Сейчас чаще изобретают наши слушатели.

"Люди нуждаются в другом стиле мышления"

-- Ваша компания носит название ТСМ Центр Белильцева. Аббревиатура расшифровывается как "технологии системного мышления". Что имеется в виду? Стиль ведения бизнеса?

-- Это просто другой стиль мышления. Например, то, что человек решил стать предпринимателем, -- это уже перелом мышления. ТСМ -- это определенное количество "кубиков-методов", и каждый сам решает, что с ними делать. ТСМ -- это база. Достаточно универсальная вещь.

-- Каков тот слушатель ваших семинаров, которого непременно ожидает успех?

-- Сложно сказать. Во-первых, есть мужчины и женщины. Если у первых мышление аналитическое, то у вторых -- больше образное. Не могу сказать, что одно лучше, а другое хуже. Мы наблюдали такие задачи, которые группа мужчин не могла решить, в то время как группа женщин находила ответ, хотя и несколько непонятным образом, как-то спонтанно. Но зато если над задачей сидят трое мужчин и хотя бы одна женщина, они решают задачу легко.
Удивляет то, что многие предприниматели готовы разориться, но не признать, что они чего-то не знают. Кстати, мужчинам это свойственно больше. Поэтому малый и средний бизнес, особенно образовательная и часто банковская специфика, -- на женских плечах. У женщин более гибкое мышление, они не будут лишний раз рисковать, пересчитав все копейки. Но женщине не хватает стабильности в мыслях и желаниях. И когда женщина построит завод, его руководителем все равно станет мужчина в пиджаке и при галстуке. И в России, и в США, и в Германии...
Эталонного типа руководителя не существует, как нет идеального слушателя семинара.

-- Местные слушатели вас не огорчили?

-- У нас представление о Владивостоке, его лидерах, тех, кто играет ключевую роль в регионе, пока очень мозаичное. Из общих представлений: в Москве рынок устроен совершеннее. Но во всех городах есть своя специфика рынка, свои проблемы. Те бизнесмены, которые здесь чего-то добились, пережили несколько кризисных ситуаций, среди которых и запомнившийся 1998 год. Теперь предприниматель вырос и остановился перед неизвестностью. Куда дальше идти? Как сделать, чтобы люди работали? И что будет со следующим поколением?
Рынок уже готов не просто к "спикерским" занятиям, когда люди покидают семинар с горящими глазами, заведенные на неделю-две тем, "как надо продавать". Им необходимо разбираться в более глубоких вещах, появляется потребность в другом стиле мышления. Мы учим видеть что-то раньше других, снимать пенки и двигаться дальше.
"Россию тормозит нехватка амбиций"

-- Как вы оцениваете эффективность своих семинаров?

-- Мы стараемся отслеживать результаты, которых добиваются слушатели семинаров. С открытыми это немного сложнее, хотя там бывают очень яркие решения. Обычно те, кто к нам обратился и что-то сделал с нашей помощью, обращаются еще раз. Есть и такие люди и компании, с которыми мы работаем и встречаемся на протяжении ряда лет.
У нас набралось порядка полутора тысяч решений, но я думаю, что слушатели нашли и реализовали намного больше, просто не обо всем сообщают нам. Но ведь наша цель в том, чтобы у слушателя изменился стиль мышления, сместился вектор инерции.

-- С какими проблемами к вам чаще всего обращаются местные предприниматели?

-- Малый бизнес интересуют чаще всего новые проекты, способы внедрения на рынок. Средний -- вопросы реструктуризации, когда компания уже стала большой, но хочется чего-то еще.
Владивосток не исключение. Хотя здесь распространено мнение о "засилии Москвы". Мол, мы ничего не получаем, а только отдаем. Но мы все играем на одном поле, по единым для всей России правилам. Я бывал во многих городах, и проблемы везде одинаковые, просто Владивосток дальше других.
Проблема в том, что мы привыкли считать Москву центром всего. Но не у всех так. Берлин не является центром Германии, как и Вашингтон не абсолютная столица США, в том смысле, что там не сосредоточены все деньги. Лос-Анджелес -- это Голливуд, Хьюстон -- космос, нефть, Детройт -- кремень. Это же все в одной стране.

-- Почему вы упомянули именно Америку?

-- Просто я там бываю чаще, чем в других странах. Она не хорошая и не плохая. Все, кто был в США, понимают, что это не цвет человечества, их образ жизни далек от мечты. Они просто дольше других идут по рыночному пути, потому к их опыту стоит присмотреться.
Они страшно независимые, даже одинокие, это касается и личной жизни. В Америке не принято строить длительные дружеские отношения. Где бы ты в Штатах ни работал, что бы ни закончил, потом ты уедешь в другое место. Если ты с кем-то очень близко сошелся, тебе придется через пару лет разрывать эти отношения. И так -- много раз в жизни. У нас живут более широко, "жилетки" открыты для всех. Так и русский бизнес: очень глубоко запускает в свои дела, отношения, делится опытом.
Мы вообще очень эмоциональные люди, маятник настроения падает до крайностей. А когда я общаюсь с американцами, у меня возникает ощущение, что их маятник застыл на одной точке. У них не бывает сильных отрицательных эмоций, но и положительных мало.

-- Тем не менее они преуспели. Может, наша эмоциональность и тормозит развитие?

-- Россия -- просто другая страна. Когда идет речь о ней, все известные в мире схемы "сходят на нет". У нас не все рыночные инструменты и подходы работают. При этом, к сожалению или к радости, мы по размерам не Швейцария, чтобы пристраиваться к какому-то берегу. Представьте себе примкнувший к кому-то Китай -- это абсолютно невозможно!
Мы очень сильные, но похожи на Илью Муромца: лежим на печи 33 года, не понимая, в чем именно наша мощь. При этом ругаемся, рассказываем страшные истории про конкуренцию в мире, а сами предложили рынку только нефть и лес. Быстрый же рост будет только при позитивном настрое.
По-настоящему нас тормозит нехватка амбиций. Рынок не работает по принципу, к которому у нас привыкли в советское время, -- жить от зарплаты до зарплаты. И с этим стилем существования непросто бороться.

-- Ваши дети -- прилежные ученики своего отца?

-- Думаю, да. Они успешны и независимы. Поскольку я и моя супруга со студенческой скамьи знакомы с тем, чем занимаемся сейчас, наши дети усвоили технологии системного мышления с детства. Они сами делают то, что считают нужным. У них хорошая карьера, но они хотят большего. Можно сказать, что мы "экспериментировали" на детях, хотя, по сути, мы просто прививали им тот стиль, которым жили сами. Из этого опыта родилась еще одна программа семинаров -- для молодежи.